Приносит ли психотерапия облегчение?

Часто слышу этот вопрос от клиентов, впервые попавших в кабинет психотерапевта, также помню, как задавала его сама, пытаясь добиться однозначного ответа. А однозначного ответа нет. Возможно, потому что мы и сама жизнь в целом намного больше, чем мы можем себе вообразить, а возможно, потому что многие раны так и остаются болеть всю нашу жизнь, просто в процессе терапии мы учимся жить с этой болью, и она перестает так сильно разрушать нас.

Психотерапия – это не таблетка аспирина. Пройдя многие годы терапии, оставаясь в ней по сей день и, даже, освоив эту профессию, я не могу сказать, что моя жизнь стала проще. Скорее наоборот: я стала чувствительней, чувства получили право на жизнь, привычные шаблоны постепенно разрушились, цвета и запахи стали ярче, потребности больше, смерть перестала быть такой страшной и все изменилось. А с этим изменением пришлось учиться жить и строить все по-новому. Это оказалось сложнее, чем та прошлая привычная действительность, но я стала свободней.

Свобода существует лишь там, где существует выбор. Первое, чему я научилась в терапии – это видеть альтернативу и осознавать свое право и власть совершать выбор. Это было не просто. С выбором приходит ответственность и ее тоже нужно уметь принимать, а для этого нужно повзрослеть. Второе мое открытие – это взрослость. Ранее я полагала, что если ты достаточно умен, находчив и решителен, чтобы себя обеспечить, построить карьеру и завести семью, то это и есть быть взрослым. Вслед за болезненным разочарованием в этой святой идее пришло осознавание, что взрослость – это умение прощать. Прощать не словами, а сердцем. Для этого понадобилось много мужества пойти туда, куда хотелось забыть все дороги, научиться встречаться со стыдом, страхом, виной, печалью, обидой, беспомощностью, с пониманием собственной конечности и способностью причинять боль близким людям. Пришлось пройти все эти круги ада, чтобы обрести принятие и вместе с ним любовь. Любовь и принятие есть основа прощения. Прощая, ты становишься свободней от груза обиды, щемящей в груди каждый раз при мысли или виде человека, причинившего тебе боль. Значит, ты можешь двигаться вперед.

Третьим большим приобретением стало умение просить прощения. Извиняться, не чувствуя себя меньше или униженным, а наоборот возвращая себе самоуважение. Дать себе возможность искренне выразить раскаяние, не теряя достоинства и не разрушаясь, – это был большой вызов и сложный путь, но я смогла ступить на него только в процессе терапии. До этого он мне казался лишь фантомом. Это было важно, чтобы научиться проживать вину, а не бежать от нее.

Со временем я начала замечать, что из моих отношений исчезает созависимость и приходит равенство. Я стала чувствовать себя равной другому, а другого – равным себе, и страх вступать в близость стал меньше. Осознавание своего выбора и умение переживать сложные чувства помогали мне идти на риск. Я стала строить новые отношения с мужем, родителями, работой и вообще миром в целом. Потихоньку мое сознание ставало с ног на голову, и я начала понимать, что быть собой намного сложнее, чем носить маски, жить своей жизнью намного опаснее, чем заранее предписанной обществом или родителями. Потому что это предполагает выбор и ответственность, а также вероятность быть отверженным, но лишь идя на это, мы становимся свободными.

Достаточно много слов с одной стороны и в тоже время так мало, что бы описать этот нелегкий, но такой интересный путь в жизнь, под названием – психотерапия.

Статьи